Правила жизни

и мысли вслух 

Чем чревата дружба с писателем? Всё, что вы скажете, может быть использовано. 

 

Творчество и материнство похожи: нельзя быть сопричастной к ним, тут нужна полная самоотдача.

Вы заметили, как за сто лет разрослась палитра дискриминации? Черные, белые, желтые, красные, голубые, розовые, зеленые, оранжевые… На месте радуги я бы уже полиняла. ​

Люди слишком много думают о деньгах. Деньги того не стоят.

Раньше я была перекати-полем. Теперь я мать и мачеха. В общем, стать тепличным растением мне не грозит.​

Женщина должна уметь готовить. Она может не любить и не делать этого, но уметь — должна.

Подарить человеку хорошие эмоции гораздо проще, чем подарить хорошую мысль.

Друзья обычно называют меня по фамилии. Вот уж не знаю, почему.

Процесс важен настолько же, насколько и результат.

Дружба между мужчиной и женщиной возможна. Проблема не в половом различии, а в том, что некоторые не умеют дружить.

Подавляющая часть проблем в отношениях мужчины и женщины упирается в «двойной стандарт»: мне так можно делать, думать, говорить, а моему партнеру — нет.

Я знаю свое генеалогическое древо до десятого колена. В середине 90-х в архивах Черниговского дворянства удалось найти даже фамильный герб (хотя наш род принадлежит вообще-то Польскому дворянству).

Диета — это не про меня. Жизнь теряет краски, если в ней нет томатного крем-супа, говядины по-сычуаньски и татарского бифштекса.

О сравнении себя с великими хорошо сказано в фильме-биографии про американского чемпиона-бегуна Стива Префонтейна:

— Господи, Стив, такими темпами ты скоро станешь вторым Джимми Райаном!

— Забудь о Джимми Райане. Я буду первым Стивом Префонтейном.

— Хм, наверное, это приятно — хотеть быть самим собой…

 

Если бы амнезию можно было заказывать, как пиццу на дом, то я бы время от времени делала это: чтобы наслаждаться любимыми фильмами и книгами как в первый раз.

Если серьезно: нет такого, о чем я предпочла бы забыть. 

У человека должна быть мечта. Если ее нет — это очень плохо.

Если бы я могла встретиться с кем-то из умерших знаменитостей, то это был бы успешный практикующий хирург родом из Нью-Йорка. Я бы слёзно просила доктора Эрика Сигала не продавать права на экранизацию его «Истории любви». Потому что кино, которое сняли по мотивам этого бестселлера, в подметки не годится книге.

В детстве меня раздражало, что ни одному герою сказок, которому в руки попадала волшебная палочка, золотая рыбка или лампа с джинном, не приходило на ум загадать «Пусть всегда исполняются все мои желания!» Почему они вечно какую-то ерунду загадывают?

Все интервью

Анастасии Ольшевской

Новая книга А.Ольшевской.

Пособие для мам близнецов и двойняшек

Кто такой Джейсон Беркли?

Читать роман "Главный редактор"

  • Иконка Facebook
  • Vkontakte Social Icon