справочник-писателя-лого.png

Авторское право:

о чём должен знать каждый писатель?

Интервью для самого крупного портала в поддержку начинающих авторов "Справочник писателя"

Ночной кошмар писателя — увидеть свою книгу, изданную без его ведома, под чужим именем. В эпоху интернета, когда все тайное становится явным на раз-два, сложно поверить, что кому-то может прийти в голову присвоить результаты чужого труда. И тем не менее, некоторым приходит. Как в этом случае призвать виновного к ответу? Как доказать, что автор — именно ты? Как заблокировать продажи нелегального контента? Как защитить свое творчество?

Анастасия Ольшевская — автор шести книг, куратор «Альянса независимых русских писателей» и один из авторов «Справочника писателя» — столкнулась с такой ситуацией. И теперь делится с нашими читателями своим опытом.

 

Справочник писателя: Начинающие авторы часто опасаются за свою рукопись. Дескать, отправлю в издательство, а там ее присвоят. Писатели со стажем знают, что это абсурд: ни один издатель не будет ввязываться в подобное — себе дороже. Как случилось, что вашу рукопись опубликовали под псевдонимом?

Анастасия Ольшевская: Работа над книгой началась осенью прошлого года, к весне были готовы обложка и первый черновик, который я отправила бета-ридерам. Как позже выяснилось, утечка рукописи произошла через одного из них. В итоге, моя книга попала в руки дамы, которая опубликовала ее через один популярный сервис самиздата.

 

Я узнала об этом от своего редактора. Он прислал ссылку на вовсю продающуюся книгу вместе с удивленным вопросом: «Настя, ты выпустила книгу под псевдонимом? Без редактуры? И почему обложка розовая? С белым фоном было лучше!»

Думаю, не имеет смысла описывать эмоции, когда я открыла ссылку и увидела слегка видоизмененную обложку и родной текст, перемежающийся с чужим.

Справочник писателя: Каковы были ваши шаги, когда все это обнаружилось?

Анастасия Ольшевская: Первым делом я прочитала эту «книгу», чтобы понять «масштабы проделанной работы» той дамы. Они оказались впечатляющими: несколько десятков заимствований метафор и искажений цитат, рерайту подверглись целые абзацы текста, при этом, поскольку барышня имела дело с черновиком и проверять факты её, похоже, не учили, то в книгу «переползли» фактические и семантические ошибки, которые я позже исправила во время редактуры. Имея на руках доказательства своего авторства — то есть депонированный черновик, обложку, а также договор с иллюстратором, — я связалась с издательством, которое выпустило данный опус, с требованием заблокировать распространение и продажи книги.


Справочник писателя: Расскажите подробнее про депонирование. Как это сейчас работает? И какой из способов лучше с юридической и практической точки зрения?

Анастасия Ольшевская: Есть специализированные конторы — как коммерческие, так и некоммерческие, которые предоставляют услуги по депонированию. Их список внушителен, впрочем, как и ценник на услуги. Средняя стоимость колеблется в диапазоне от двух до пяти тысяч рублей, но встречаются фирмы, у которых аппетиты побольше. Поэтому, если ты пишешь, скажем, рассказы или стихи, то «не надепонируешься». По счастью, чтобы доказать свое авторство, необязательно платить этим компаниям. Существуют другие способы, в том числе более экономичные или вообще бесплатные.

В широком смысле депонирование — это подтверждение, что произведение было создано именно этим автором в такие-то сроки и уже существовало на определенный момент времени. Таким образом, писателю для доказательства своего авторства нужно иметь «железный» аргумент — документ, который бы объективно указывал на дату создания произведения.

 

Помимо спецфирм депонированием занимаются нотариусы (не очень охотно, если верить опытным людям). Кроме того, «органом депонирования» по-прежнему хорошо работает почта: отправляешь самому себе посылку с распечатанной рукописью и хранишь эту бандероль, не вскрывая. Почтовый штемпель будет как раз той самой датой депонирования.

 

Обычно я так и делаю. Но на всякий случай еще подстраховываюсь и дополнительно отправляю себе рукопись вложением по электронной почте. Как выяснилось, сейчас этот способ с точки зрения юриспруденции имеет большой вес. Видимо, потому что дату отправки на серверах Google подделать и оспорить невозможно в принципе. Тут важно помнить одно: отправлять email надо через браузер, а не из почтовой программы. Так что надежное депонирование в современном понимании — это три клика мышкой. И лучше не пожалеть полминуты времени на это.

 

Впрочем, почтовую копию также лучше иметь: к электронным документам суды порой относятся настороженно, а сделать осмотр сайта или страницы на почтовом сервисе для них не всегда технически возможно — не все суды оснащены компьютерами.

Справочник писателя: Какие еще способы обезопасить свое творчество показали себя эффективными?

Анастасия Ольшевская: Во-первых, никогда не удаляйте ничего из того, что имеет отношение к созданию произведения. Черновики (электронные и бумажные), записанные на клочках бумаги обрывки мыслей и идей, все сопутствующие файлы и так далее — все это важно сохранять. Сюда же, в перечень доказательств, относятся переписка с бета-ридерами, а также публичные упоминания в своих блогах о том, что вы работаете над книгой.

 

Во-вторых, стоит взять за правило официально оформлять отношения со всеми, кто причастен к созданию произведения: соглашение о конфиденциальности и неразглашении с бета-ридерами, договоры с иллюстратором обложки, редактором, корректором, акты о передаче исключительных или неисключительных прав (если в книге используются не только ваши тексты). Словом, всё, что касается книги, должно надежно храниться. В отношении электронных файлов еще один маленький совет: почаще делайте резервные копии.

Справочник писателя: Выше перечисленного достаточно для суда и для адвоката, который будет защищать интересы писателя в случае плагиата?

Анастасия Ольшевская: Тут важно разобраться в терминах: под плагиатом закон подразумевает прямое точное воспроизведение текста (цитирование) без указания и сноски на автора. При этом фраза должна обладать уникальным смысловым контекстом. То есть выражения вроде «Да, конечно», «Пошел первый снег» или «Утром выглянуло солнце» не являются плагиатом. Еще один аспект: плагиат — это понятие из области Уголовного кодекса. Плагиат наказывается очень строго, вплоть до лишения свободы на срок от шести месяцев до двух с половиной лет. Однако на практике такое почти не встречается, и чаще всего дело заканчивается штрафом.

По словам моего юриста плагиат квалифицируется как преступление (в терминологии закона — присвоение авторства) только в том случае, если причиняет крупный ущерб автору. Размер такого ущерба закон не устанавливает, суд исходит их конкретных обстоятельств дела, имущественного положения автора и так далее. В подавляющем большинстве случаев дела, связанные с плагиатом, являются гражданско-правовыми.

Вторая группа нарушений — это искажение и заимствование авторского текста. Заимствование по сути — это тот же плагиат, только речь идет о присвоении авторства части текста. Правовые действия в этом случае регулируются Гражданским кодексом. И должна сказать, что последняя редакция ГК РФ (от 23 мая 2018 года) сильно отличается от того, что имело место раньше. Глубина проработки законодательных моментов, подробное и четкое определение ситуаций и нарушений, их трактовка и прозрачность — все это стало лучше прописано. За это отдельное спасибо тем, кто работал над редакцией IV части Гражданского кодекса. Хотя отдельно хочу подчеркнуть, что сравниваю ситуацию с той, которая была лет семь-восемь назад.

 

Мой юрист полагает, что в текущей редакции ГК не все идеально и есть, что и куда улучшать. Например, компенсацию суд теперь имеет право назначить ниже предела, определенного в законе. А некоторые категории нарушителей может вообще освободить от ответственности.

При этом степень ответственности за нарушение авторских прав и тут стала серьезнее. Тюремные сроки не дают, но за каждый доказанный факт заимствования и искажения нарушитель будет вынужден заплатить минимум десять тысяч рублей. Поэтому если ваше произведение подверглось «творческому переписыванию», знайте — закон на вашей стороне. Ищите толкового юриста и проводите лингвистическую экспертизу. Оголтелый рерайт теперь довольно жестко карается.

 

Справочник писателя: Что представляет собой лингвистическая экспертиза?

 

Анастасия Ольшевская: Это широкое определение, включающее в себя разные виды экспертизы текста: автороведческая, почерковедчесткая, литературоведческая и другие. В зависимости от поставленной задачи лингвист-эксперт анализирует текст (или тексты) с целью подтвердить или опровергнуть факты заимствования, искажений, плагиата, подделки авторства и т.д. Это целая наука со своими методиками и надежными способами выявления этих вещей. Речевые конструкции, структура текста, авторский стиль — это не просто «красивые слова», но и юридические термины. И с точки зрения лингвистики все это поддается четкому анализу.

Экспертизу проводят как в досудебном порядке, так и по назначению суда уже в процессе рассмотрения дела. Тут есть тонкости формулировок: обычно досудебная экспертиза проводится по назначения правоохранительных органов в рамках расследования уголовного дела. В отношении гражданских дел экспертизу, как правило, называют исследованием. Впрочем, суть от этого не меняется.

В России есть пара-тройка десятков аттестованных компаний, которые профессионально занимаются этой деятельностью. Все они есть в интернете, найти их нетрудно. Стоимость услуг этих специалистов в среднем составляет порядка двадцати тысяч рублей, но эта цифра приблизительная — все зависит от объема текста и от сложности работы.

 

Справочник писателя: А что касается юриста — где искать хорошего профессионала по авторскому праву? И как технически происходит процесс защиты прав?

Анастасия Ольшевская: Мне кажется, при поиске юриста нужно руководствоваться тем же принципом, что и при поиске хорошего врача: пообщаться в несколькими, узнать, какова их оценка вашей ситуации, понять уровень компетенции. В идеале лучше обращаться по рекомендации — если кто-то из знакомых уже имел дело с этим адвокатом и остался доволен, то вероятность успеха и вашего процесса выше. В итоге, это должен быть специалист, которому вы будете доверять не только, как профессионалу, но и как человеку.

Адвокатских бюро, которые предлагают свои услуги по защите авторских прав, очень много. К сожалению, те, которые выпадают по соответствующим запросам на первой-второй странице «Яндекса» и «Гугла», на меня не произвели впечатления: отношение к потенциальному клиенту, оперативность и качество ответов у них прихрамывают. Тем не менее я через знакомых нашла нескольких юристов, проконсультировалась с ними и когда «диагноз» и «способы лечения» моей проблемы подтвердили три специалиста, то остановила выбор на одном из них. Мы заключили договор об оказании юридических услуг и приступили к работе.

Дальнейшее общение с нарушительницей, с издательством, опубликовавшим ту книгу, и прочими инстанциями вел уже мой юрист. Одним из шагов, который стоит отметить отдельно, стало претензионное письмо, направленное даме, покусившейся на мою рукопись. Претензионное письмо — это официальный документ и попытка урегулировать спор в досудебном порядке.

 

Тут есть нюанс. Автор, чьи права нарушены, имеет право сразу подать исковое заявление. Однако российские суды перегружены делопроизводством и очень не любят, когда одна из конфликтующих сторон прямиком идет в суд, не попытавшись решить дело мировым соглашением. Конечно, если к согласию прийти не удалось и нарушитель отказывается удовлетворить претензионные требования, то остается только одна дорога — в суд.

Справочник писателя: Надо полагать, защита авторского права, исходя из всего сказанного, довольно дорогое «удовольствие». Из чего складывается конечная сумма расходов? И в целом, стоит ли овчинка выделки?

Анастасия Ольшевская: Точно придется потратиться на следующее:

  • консультации с юристами (еще до того, как выбор остановится на одном из них);

  • оформление доверенности на адвоката, с которым в итоге решите работать (потому что вряд ли вы будете лично бегать по всем инстанциям и собирать необходимые документы и справки, нужные для ведения дела);

  • оплата услуг юриста по составлению претензионного письма и заключению мирового соглашения;

  • если к последнему прийти не удастся, то следующий шаг — это расходы на составление искового заявления и защита интересов в суде первой инстанции (который, кстати, проходит по месту прописки ответчика);

  • госпошлина за подачу заявления в суд;

  • командировочные расходы юриста (если судебные заседания проходят в другом городе и нет возможности участвовать в них дистанционно);

  • досудебная лингвистическая экспертиза также оплачивается отдельно (но не исключено, что суд постановит провести еще одну экспертизу, и в этом случае расходы будут оплачиваться обеими сторонами — и ответчиком, и истцом — в равных пропорциях).

 

В общем, список финансовых трат действительно внушительный, не говоря уж про силы, нервы и время. Кроме того, нужно учитывать, что даже если суд признает вашу правоту и вменит ответчику полностью удовлетворить исковые требования, а также компенсировать понесенные вами расходы, тот может подать апелляцию. Словом, процесс защиты своих прав — это не только дорого, но и весьма долго. Поэтому стоит ли овчинка выделки, каждый, видимо, должен решать сам.

 

За свою писательскую карьеру я не первый раз встречаю свои тексты там, где меньше всего ожидаю увидеть: мои статьи публиковали в прессе под чужим именем, записи из блогов присваивали себе другие люди. Обычно в таких случаях автору в утешение остается мысль «Значит, хорошо пишу — плохое бы не взяли». Но в этот раз речь шла не о статье и не о заметке из блога, а о целой книге. Для меня это вопрос чести.

Кстати, к вопросу о чести и соцсетях. Если вы обнаружите свой текст там, где его не должно быть ни при каких условиях, то очень не советую затевать личное общение с нарушителем, устраивать троллинг, организовывать крестовые походы френдов, натравливая их на противника. И уж тем более не стоит сыпать оскорблениями в блоге нечистого на руку гражданина. Даже в своем блоге будьте с этим поосторожнее: все сказанное может быть использовано против вас в суде. Если не хотите получить встречный иск с обвинением в оскорблении чести и достоинства, то лучше выплескивать эмоции на близких, родственников и адвоката, но не давать противной стороне повода для инсинуаций.

Справочник писателя: Да, все это очень печально и неприятно. Можно только удивляться, чем руководствуются люди, решающиеся присвоить себе плоды чужого труда… Вы с юристом получили какие-либо объяснения на этот счет? Чем вообще дело кончилось?

Анастасия Ольшевская: Дело еще не кончилось, можно сказать, все только начинается. Дама отказалась идти на мировую и удовлетворять претензионные требования в досудебном порядке. Причем мои главные требования до смешного просты: я хочу, чтобы она убрала из своей книги все заимствования и искажения моего текста и заменила обложку. Но с той стороны даже ни разу не прозвучало «Я ничего не заимствовала», наоборот, все ответы были выстроены в духе «А вы докажите, что я это сделала». Ну что ж, приходится доказывать — уже в суде.

А это, как я уже упоминала, не быстрый процесс. Подготовка искового заявления, сопутствующих документов и справок, передача дела в суд, рассмотрение его там — все выливается в месяцы ожиданий. Впрочем, это стандартная практика для России: суды перегружены, толковых юристов не хватает, плюс есть свой регламент и сроки, отведенные законом для каждого этапа судопроизводства.

Зачем этой даме понадобилась такая головная боль? Можно только строить догадки и предположения. Возможно, человек просто «застрял в конце 90-ых», когда не было ни адекватных схем, пресекающих нарушения в Сети, ни прописанной законодательной базы по авторскому праву. Да что там — даже интернет находился в зачаточном состоянии, и все, что происходило в нем, никем по сути не регулировалось.

Судя по признаниям в ее блоге, дама за всю жизнь не написала ни одного произведения (эта «попытка» — первая). В ее текстах полный набор ошибок человека, который только-только загорелся идеей стать писателем. В этом году она впервые прослушала какие-то курсы по литмастерству, но, кажется, так и не поняла, что писательскому ремеслу, как и любому другому, надо учиться годами, и после нескольких лекций автором шедевра не стать. Так что ничем, кроме непонимания, как устроен литературный мир, я не могу объяснить ее поступка.

Справочник писателя: Анастасия, спасибо, что поделились своей историей. Наверняка этот опыт — хоть горький и печальный, но очень конкретный и конструктивный — поможет многим писателям понять, как защитить свое творчество. Успехов вам и пусть справедливость поскорее восторжествует.

Анастасия Ольшевская: Спасибо!

Все интервью

Анастасии Ольшевской

Лучшее из блогов:

Атлант расправил плечи?

Кто такой Джейсон Беркли?

Читать роман "Главный редактор"

  • Иконка Facebook
  • Vkontakte Social Icon