Мифы про умных женщин

 

Считаю, пора написать разоблачительное эссе про женский ум. Надо, надо развеять иллюзии на этот счет! Причем, не те, об которые ломают копья феминистки, пофигистки, их любовники, а также левые, правые и средние. Полагаю, надо развенчать мифы, которые истинно застряли в головах у многих. Причем настолько, что эти самые многие даже не подозревают, что это — мифы.

 

Поехали.

 

Миф Первый: «Мужчины боятся умных женщин».

 

Это неправда. Мужчины боятся только трех вещей:

 

- что у него в ответственный момент не получится;

- что смысл жизни не в том, чему он посвятил последние –дцать лет своего пребывания на планете;

- женских истерик.

 

Я не встречала ни одного мужчины, который бы обнаружив у женщины ум, сделал бы испуганные глаза — и ну бежать. Как бы даже наоборот. Трусами не отмашешься. И никаких оскорбительных сравнительных анализов из серии «она такая умная, не каждый мужик так умеет!» — тоже не наблюдала ни разу.

 

Любой мужчина — что семи пядей во лбу, что средненького интеллекта, что откровенный простачок — тянется к умной женщине. И не с целью посоперничать в эрудиции и доказать, что всё-таки бабы дуры. А потому что интересно. Не лениво-любопытно «ну-ка, что там у нас за умничка такая завелась», а действительно — интересно. И — о, нонсенс! — даже если мужчина понял, что женщина дает ему сто очков вперед в плане ума, он всё равно тянется к ней. Как к источнику роста, развития, постижения женской природы и вообще.

 

Миф Второй: «С умными женщинами не хочется спать, с ними хочется дружить».

 

Из вышесказанного в Мифе Первом можно сделать ложный вывод, будто умная тётка для мужика становится этакой чашей Грааля, откуда он черпает мудрость и удовлетворяет потребность в интеллектуальном общении. Очень распространенное заблуждение (в первую очередь, среди прекрасного пола), что умная женщина — асексуальна. Дескать, мужчиной она воспринимается как боевой товарищ, друг, наставница. И из-за того, что много треплется на всякие глубокие, философские темы теряет свою сексуальную привлекательность. Потому что задрать юбку, в конечном итоге, охота той, которая способна простимулировать мужику его инстинкты. А не той, которая «грузит» его интеллектуальной базой.

 

Этот миф, полагаю, придуман самими женщинами, чтобы оправдать свою инертность в вопросе личностного развития. Уверена, что тот (вернее, та), кто придумал, что ум — несексуально, ни разу не доводила мужчину до состояния исступленного, нереального вожделения одними лишь разговорами. При этом желание, рожденное в мужчине путем стимулирования его мозга, редко не удовлетворяется за один раз. Единожды переспав с умной женщиной, мужчина будет испытывать чувство не только интеллектуального, но и сексуального голода в отношении неё. Не единожды проверенный и подтвержденный факт.

 

В отношении мужского пола, кстати, всё точно также. С горячими, но бессодержательными мальчиками секс будет горячим, но бессодержательным, а с умными мужчинами он в сто раз круче и интереснее. Впрочем, это уже другая тема.

 

Миф Третий: «Умные женщины редко счастливы».

 

Они, дескать, самореализуются в работе, карьере, ну и вообще, такие энергичные, целеустремленные конфетки. Которые, приходя домой с работы, клянут на чем свет стоит свой ум и мечтают о простом женском счастье.

 

Так вот, ни одна умная баба не желает «простого женского счастья». Она желает сложного женского счастья. И — да, довольно трудно поверить, что основных составляющих этого счастья побольше, чем одна переменная в виде любящего мужчины. Больше скажу: иногда умные женщины уходят от любящих мужчин, потому что эта любовь затмевает остальные аспекты счастья, без которых полнота его переживания снижается.

 

Миф Четвертый: «Умные женщины не способны быть слабыми».

 

Расхожее суждение: раз горящие кони и скачущие избы — жизненное кредо отдельно взятой умной бабы, то всё, пиши пропало, ни о какой женской слабости тут речи быть не может. И данной барышней, при случае, можно гвозди забивать.

 

Да, как правило, умные женщины — это сильные личности со стальным стержнем внутри, который не перешибёшь ничем. И к своим целям, мечтам и идеалам они чешут упрямо и четко. И эта «линия партии» накладывает отпечаток на все сферы жизни.

 

Так и есть. И дать слабину такие представительницы женского пола вряд ли могут. Спасовать, сникнуть, упасть в обморок — маловероятный сюжет, даже если полный передоз от изб и коней. Но почувствуйте разницу: дать слабину и быть слабой… Чувствуете, нет?

 

Быть слабой хочется (и можется) только рядом с тем, кто видит, что хоть у тебя и стальной стержень, но вся ты целиком — не железная. И это обстоятельство воспринимается адекватно, как само собой разумеющееся. Быть слабой (читай — расслабиться) получается с теми людьми, кто не окружил тебя кучей восторгов и не насочинял мифов про умную женщину. Это может быть друг, любовник, родственник, муж. Главное, что этим «кто-то» искренне хочется подставить умной женщине не заковыристую подножку, а свое плечо. На такие штуки способны, как правило, тоже только умные и сильные люди. Вот такие-то и видят умных женщин слабыми. Да и чего уж там, насквозь видят. И это — не миф.

Сказочные архетипы

 

Каждая девочка с детства мечтает походить на какую-нибудь Замечательную Женщину. Чаще всего девочек по самые бантики пичкают Золушками и Василисами Прекрасными. Реже натаскивают на архетип Жанны д’Арк и прочего, яростно противоположного формуле «вовремя элегантно упала в обморок — вовремя вышла замуж». Жанны д’Арк в обмороки не падают. А если падают, то зарабатывают шишки на лбу, а не дополнительные очки в глазах кавалера.

 

Так или иначе, у любой женщины годам к двадцати (а то и раньше) появляется некоторое количество мечт, а также четкое представление, кем надо быть, чтобы их реализовать. Потому как горящие кони и скачущие избы сыплются только на амбициозные головы тех, кто всячески жаждет подвигов. А уютные квартирки и семейные минивэны достаются тем, кто изначально хочет спокойного владычества в своем царстве-государстве. Ну и, собственно, каждый в меру возможностей реализуется в рамках своих идеалов.

 

Лично я долго самоопределялась, в какую сторону мечтать. Лет до тринадцати. Идеология Золушки казалась мнимой и провальной с самого начала: промыкаться до фертильного возраста под игом злобных баб, а потом умудриться за пару минут очаровать принца, сбросив с себя одну лишь туфельку? И чтобы он потом с этой туфлей носился по всему королевству в поисках суженой? Да ну, бросьте. Даже тогда, не имея ни малейших представлений о теории выигрыша, я понимала, что вероятность успеха мероприятия сомнительна.

 

Участь Василисы Прекрасной тоже не впечатляла. Ведь в чем там суть? В отличие от Золушки, Василиса чуть ли ни в начале сказки вписывается в близкие отношения с главным героем. И дальше полный ахтунг начинается. Каждый вечер ее возлюбленный Иван-Дурак возвращается домой, удрученный непосильными задачами от царя (принеси то, не знаю что; а то и вообще — пусть, мол, твоя Василиса сама во дворец причаливает — не голая, но и не одетая, и все такое, провокационное, ну вы помните). И вот, Василиса Прекрасная говорит ему: «Не печалься, утро вечера мудренее, поужинай и ложись спать». А сама еженощно ударяется об пол и превращается из Прекрасной в Премудрую. И пока супруг спит, она решает все траблы, которые ее непутевый сожитель огреб на службе… Нехилый вообще концепт, а? Я таких концептуальных ситуаций на примере соседей по лестничной площадке уже в свои тринадцать лет знала достаточно. Короче, решила: Василисе как женскому идеалу — отказать.

 

Последней каплей стала Русалочка. Не диснеевская, а настоящая, Ганса нашего Христиана Андерсена. Как сейчас помню: прочитала и сижу, закрывшись в ванной, реву, значит, белугой над ейной судьбой. Даже маму, умоляющую открыть дверь, не пускаю в свою обитель страданий. А в голове мысль: «Что ж за несправедливость-то такая? И так девочка — инвалид, всю жизнь с рыбьим хвостом. А под конец вообще — на-ка, получай расплату за удовольствие, умри! Да не человеком, а пеной морской!» Полная хрень, ей-богу.

 

В общем, по сказкам выходит, что девушке положено:

а) сидеть в темнице за семью печатями (превращаться в лягушку, веками лежать и не пахнуть в стеклянных гробах, жрать отравленные яблоки, колоться веретеном до полусмерти — что там еще было?)

б) годами (опять-таки, если речь о спящей красавице какой-нибудь — то столетиями) ждать у моря погоды, алых парусов и принцев;

в) …а когда он появится — решать за него все проблемы.

И в награду за это — некое невнятное, противоречащее всем законом психологии «жили долго и счастливо». Согласитесь, чаще получается либо долго, либо счастливо. И конёк-горбунок еще в придачу. Ах да, чуть не забыла, перед этим — пир на весь мир. Та ещё радость, блин. После всего-то пережитого… «Нет, граждане, фигушки. Меня на мякине не проведешь!» — подумала я и где-то лет в девять полностью переключилась на Питера Пэна, Маугли и Эмиля из Лённиберги, а чуть позже — на Майна Рида, Жюля Верна и Конана Дойля.

 

В этих книжках мне всё нравилось. Кроме того, что тема женских идеалов не раскрывалась совершенно. В восьмом классе ровесницы уже вовсю «ставили» челки, гордо носили мини-юбки и даже грудь. В общем, являли собой женщин с устоявшимися ценностями. А я, накормленная выше ушей приключениями в дебрях острова Борнео и прочими кораблями, бороздящими просторы Большого театра, как-то упустила то обстоятельство, что пора бы уже разобраться с женскими архетипами. «А то так можно всю жизнь не целованной проходить!» — пронеслась в голове ужасная мысль. И я неистово принялась за дело.

 

В то время мне на глаза попались три книжки. Первая была про ту самую Жанну д’Арк. Убей не помню, как она назвалась, но там все очень героическое и высоконравственное. На фоне изученных вдоль и поперек французистых интриганок Дюма товарищ Жанна вначале показалась занятным и достойным персонажем. Однако при прочих ее плюсах: те же ветряные мельницы, та же борьба за правое дело и прочее недамское занудство, неубедительно проявлявшее себя с 1917 года по самую Маргарет Тэтчер. Словом, Жанна — та же Василиса, только еще и девственница на всю голову. «Нет, не подойдет, — рассудила я. — Нам такой хоккей не нужен». И хотя в свои тринадцать лет о чрезвычайной важности секса в жизни человека я имела только теоретические представления, но на всякий случай решила воздержаться от столь радикальной позиции, как заведомый отказ от него вообще.

 

Вторым женским образом, от которого я порядочно обалдела, волею судеб снова стала француженка. Но прямо противоположного толка. Прочитав «Эммануэль», я подумала: «Отоночо, оказца!» и немедленно захотела в Таиланд. Обсудив украдкой сие произведение с парочкой подружек, прочитавших данный шедевр, я была немало удивлена их главным выводом: «Угумс, надо выходить замуж за дипломата». «Золушки», — подумала я. «Дура», — подумали они. На том и разошлись. В целом же, «Эммануэль» сразила не только неслыханной для тогдашней меня откровенностью эротических сцен, сколько подходом к представлению о честности взаимоотношений М и Ж.

 

Однако ни Жанна, ни Эммануэль не смогли сделать того, что, в итоге, сделала третья женщина. Писательница, чье имя Джой Адамсон. По-настоящему понимать, чего я хочу от жизни я начала после прочтения ее книг «Пятнистый сфинкс», «Пиппа бросает вызов» и «Рожденная свободной». Путь, который проделала неокрепшая девичья логика, знатокам творчества Адамсон может показаться извилистым и туманным. Однако ж именно книги этой писательницы стали волшебным пенделем, благодаря которому я домчала до двух важнейших умозаключений. Первое звучит примерно так: «Господи, я хочу совершенно диких вещей, какое счастье!» Второе такое: «Мир вам, женщины! С большинством из вас мы в разных конкурентных нишах». И хотя миссис Адамсон умерла почти сорок лет назад, я до сих пор благодарна ей за то, что когда-то она все-таки жила.

Тридцатилетние старухи

 

Это текст. Нажмите, чтобы отредактировать и добавить что-нибудь интересное.

Сёрфила на днях умные статьи про SEO и SMM, как вдруг гугл-волной меня вынесло на женский форум. Мне бы взять да и уйти. Но мозгу, пораженному бредом преследования ЦА «Главного редактора», померещилось, что тут можно найти что-нибудь полезное. И он решил, что мы остаемся.

 

Я ткнула в первый попавшийся раздел. Оказалось, там про старение. Ладно, думаю, посмотрим, почем ботокс для народа. И пошла кликать сообщения форумчанок.

 

Через три минуты я сползла под стол.

 

Во-первых, возраст посетительниц — 20-30 лет.

 

Во-вторых, они на полном серьезе считают себя женщинами второго сорта, потому что первый — это до 20-ти (видимо, высший сорт — это когда женщине еще не исполнилось десять?)

 

Ну и в-третьих, там был крик души одной барышни. Ей двадцать девять, и она в ужасе. Нет, не так. ОНА В УЖАСЕ. И выплеснула в Сеть всё, что накопилось. Про то, как часы бьют полночь, и она, с последним ударом, превращается в тридцатилетнюю старуху. Про то, как к ней подкрадываются «гусиные лапки» и отрастают «апельсиновые корки».

 

Как водится, в комментарии набежала толпа сочувствующих и советующих. Как отрастить, откачать, выщипать, высветлись, убрать и утянуть.

 

Как думаете, что я сделала?

 

Нет. Не угадали. Я вспомнила французскую поговорку о том, что если женщина к тридцати годам не стала красивой, значит, она дура. И щелкнула «закрыть окно». Потому что «моих» там нет. Моей «целевой аудитории» не нужно объяснять, что наращивать надо не волосы, а то, что под ними. Мозги, например.

 

Главное украшение женщины — это интерес к жизни, искрящийся в глазах. И если нет этих искорок, то хоть три слоя накладных ресниц налепи — не поможет.

Женская усталость

 

Не секрет, что все молодые (и не очень молодые) мамы сильно устают. Причем как будто по одним и тем же очевидным причинам. Беременность, роды, послеродовый период, подгузники-подгузники-подгузники… Я тоже так думала, пока не оказалась по другую сторону баррикад. Теперь все встало на свои места, и — нет, молодые мамочки, больше вам веры. Устаете вы, как же. От подгузников, как же.

Помнится, раньше, бывало, заскочишь в гости к новоиспеченной мамаше, которая полгода-год как родила, и сразу хочется выскочить обратно — свежего воздуха глотнуть. Не потому, что памперсами пахнет. А потому, что пахнет дичайшим женским отчаянием. Я тогда, глупая, думала, что это отчаяние действительно из-за усталости: бесконечная череда «стирка–уборка–колики–газики–зубы–бессонные ночи» (список можно продолжать, но объективно он у всех одинаковый, плюс-минус). И это при том, что помогают бабушки-нянюшки, а чадо в семье — одно-единственное. Но женщина вымотана так, словно передовую линию фронта защищала последние лет десять. И глядя на это все, я думала, что ж должно случиться, чтобы я добровольно вписалась в такие муки? Да никогда! На фоне этих страданий даже компенсация в виде обожаемого ребенка выглядит как пособие по беременности (а оно составляет… ну вы сами помните, сколько). В общем, я твердо знала, что у меня так не будет.

И точно — у меня все по-другому. Никаких бабушек-нянюшек, никакого орущего младенца. У меня двое орущих младенцев, один детсадовский проказник, десятилетний молодой человек и еще одна мужская особь пубертатного возраста. Передовая линия фронта кажется пикником.

На прогулке, помимо умиления близнецами, прохожие часто вопрошают: «А девочку хотите?» Своим ответом, что, мол, мне пяти мальчиков хватит, вгоняю людей в шок. Они смотрят на меня, как на больную, и явно хотят спросить, слышала ли я, что изобрели контрацептивы. Я вежливо улыбаюсь и качу коляску дальше.

И да, конечно, усталость имеет свойство накапливаться. Но каждый раз, когда батарейка мигает, а постель призывно манит рухнуть в нее и отрубиться, ловлю себя на мысли: все-таки устаю «как-то не так». Нет озверевшего внутреннего желания вытаращить глаза и бежать куда угодно от рутины. Потому что рутина отсутствует — у нас тут перманентный «очень энергичный танец», с постоянными вылазками, выходами, заплывами и забросками. Пять детей разного возраста, от нуля до тринадцати лет — это, надо сказать, очень разнообразный досуг для родителей. Болотом близко не пахнет. Но это все равно не объясняет «как-то-не-такую-усталость».

И недавно случилось мне откровение. Ну в смысле, в чем разница между стандартной женской «передовой линией фронта» и моей усталостью, которая, казалось бы, должна тянуть на Первую и Вторую мировую вместе взятые. Откровение это произошло, когда состоялась беседа на тему усталости со знакомой молодой мамочкой. Разговор был примерно следующим:

— Я так устала, так устала… Как ты справляешься — вообще не представляю! — сказала она.

— А мы и не справляемся. Надо успевать больше, а мы ничего не успеваем.

— Ох, я тоже не успеваю. И мечтаю отдохнуть уже наконец-то!

— Ну так отдохните, съездите куда-нибудь…

— Нет, ты не поняла… Я хочу отдохнуть, — небольшая пауза, и она добавляет: — Не мы. А я. Ну и он тоже, наверное.

И тут я вспомнила, как все мои замотанные свежеродившие знакомые девушки из прошлого говорили по сути тоже самое: в списке желаний значилось многое (выспаться, сходить в косметологу, вернуться на работу, встретиться с подругами, напиться в хлам, похудеть), но у всех отсутствовало в этом списке… э-э-э… как бы это назвать… желание совместного времени тет-а-тет с мужем. Ну или оно плелось где-то в конце перечня. И я прекрасно понимаю, почему. Порой достаточно мельком взглянуть на домашний уклад и на главу семейства в частности, чтобы понять, почему женщина похожа на закаленного в боях фронтовика.

Короче, к чему это все. Во-первых, я успокоилась, поняв, в чем же причина моей «какой-то-не-такой-как-у-всех» усталости. А во-вторых, мужчины (особенно молодые папаши), будьте бдительны. Точнее, внимательны. К своим подругам жизни, которых угораздило в вас влюбиться да еще и нарожать вам потомство.

И не надо сейчас кричать: «Да я сам устаю, как собака! Да я деньги зарабатываю! Мне после работы еще и посуду мыть, что ли?!» Ведь на самом деле никто не ждет от вас мытья посуды. Ожидают именно внимательность и бережное отношение к своей женщине, пропитанное любовью, восхищением и нежностью. Высший пилотаж, если оно еще и страстью пропитано. Только не такой, когда она, замученная бытом, мечтает о том, чтобы помыться, а вы к ней вяло за супружеским долгом подкатываетесь. А такой, чтобы в течение дня, пока вы на работе, и конечно же, вечером, когда вы дома (ну, надеюсь, что вы бываете по вечерам дома), находить несколько секунд, чтобы сообщить ей новость о том, какая она красивая, замечательная, сексуальная и самая прекрасная женщина в мире. Совсем уж молодцы, если цветы дарите. Отпускаете ее одну проветриться хотя бы раз в недельку. Ну и в целом, жалеете не себя, а в первую очередь ее. Что и выражается в ваших словах и поступках.

Тогда не будет в вашей семье никаких линий фронта. И вообще войн не будет. А вот если изначально руководствоваться мотивом «я тоже страшно устаю и поэтому должен по пятницам отдохнуть и попить пива с мужиками (или еще с кем), и этот приоритет не обсуждается», то будьте морально готовы к проигранной войне. Ибо как только дите пойдет в садик (или просто — пойдет), вашей женщине станет легче дышать (но не благодаря вам, отнюдь). И она расправит крылья. И улетит. С ребенком. А вы останетесь пить пиво с мужиками (или еще с кем) хоть каждый день. И размышлять о том, как же вам не повезло в жизни, что все так сложилось.

Дикие женщины

 

Через сколько-то лет брака меня одолело любопытство: а почему, собственно, мой муж на мне женился? На что запал? Отложила, значит, в сторону морковку, которую чистила для борща, подошла и спросила в лоб:

 

— Почему ты выбрал меня? Почему я?

— Потому что ты — дикая женщина.

 

Тут уж мне по-настоящему стало интересно. Ясно ведь, что он имеет в виду не то же самое, что и барышни, которым уж замуж невтерпеж, но они это маскируют статусами в соцсетях «я — дикая кошка!» Мур-мур, мяу-мяу.

 

В общем, начала пытать его.

А как это — дикая? А почему дикая? А какие признаки у одичания?

 

— Настя, тебе о чем-то говорит название книги «Бегущая с волками»? Только ты учти…

 

Но дальше я не слушала, а роняя тапки, помчалась искать ее. Нашла. С недоумением прочла страниц двадцать. Всё. Больше не смогла. Там про женские архетипы, воительниц, первобытность, самость, живое начало в женщине и прочая скукота. Пошла дальше борщ варить. А ведь еще написано: «Это — Библия для женщин!» Да уж, откровение на мою голову.

 

Короче, высказалась по поводу этой «Библии», а он и отвечает:

— Вот ты убежала, не дослушала. А я вообще-то и не говорил, что тебе её надо читать. Зачем? Ее должны читать те, кто не знает об этих вещах. Мужики, например. Для них это — точно открытие будет. Ну и для женщин, у которых самкость вместо самости.

— А мне, значит, не надо? Потому что я и так дикая? – скромно уточняю, а щеки от гордости аж ярче борща.

— Да что ты так распереживалась-то, — вздыхает он. — Дикая ты, дикая. Иди чисть морковку.

Про красоту, взрослость и старость

 

А давайте-ка в этот чудесный понедельник снова поговорим про старость. А то мне ж тридцать пять стукнуло две недели назад, а я вот только спохватилась. В общем, для вас в прямом эфире снова поет заслуженный мастер аллитерации и трижды герой вербального фехтования пани Ольшевская.

 

Вообще, странно, почему мало кто верит в формулу «мои года – моё богатство»? Не зря же об этом вещал певец с фамилией, созвучной слову «камикадзе». Считается, что старость — это фу-фу. Морщины, микоз, маразм… Полнейший «МММ», короче. Да и чего уж там, когда переваливает за полтинник, на каждую букву алфавита можно придумать болячки и сладострастно болеть ими.

 

Однако я против такого подхода. Геронтологи наверняка согласятся со мной, что фобия старения — это происки инопланетян, решивших поработить земную цивилизацию. Для этих целей они построили лореали и летуали, придумали телевизор и запихнули в него Энди Макдауэл и Клаудию Шиффер. И теперь этим бедным актрисам и фотомоделям ничего не остается, как безропотно гладить себя по розовым щечкам и нести в мир идеологию энзимов, ку-десять и прочих средств, увлажняющих мозг.

 

В телевизоре говорят: «Уровень PH составляет 5,5, и мы поможем поддержать этот кислотно-щелочной баланс в норме». Вот ересь-то. У любой женщины уровень РН расположен аккурат над уровнем моря, и никак иначе! И кислотно-щелочной баланс находится в норме только тогда, когда ее дети сопят в своих кроватках, в холодильнике есть, что пожрать на завтра, а любимый мужчина вдохновенно и с чувством занимается с ней сексом чаще, чем разок в неделю. Никакого отношения к процессу старения это всё не имеет в принципе.

 

Конечно, красота — страшная сила. Я потому ее и боюсь. Ведь именно она, дескать, спасёт мир. Страшная сила спасает мир, каково, а? Нет, уж пусть лучше Брюс Уиллис или экс-губернатор Калифорнии. Оно как-то попривычнее.

 

Старость может съесть внешнюю привлекательность. Но не красоту. Фишка в том, что красоту отнять нельзя. Ее можно только приобрести в процессе собственной жизненной активности. Причем, что характерно, не за деньги.

 

Что касается взрослости, то тут вообще все просто, как апельсин. Взрослость также мало связана с понятием «старость», как старость — с понятием «красота». Взрослость — это приобретенная (ну или нет…) способность человека делать осознанный выбор и потом нести всю ответственность за этот самый сделанный выбор. И если эта позиция не проросла с корнями в личность, не стала стержнем, то хоть трижды обмажься с ног до ушей энзимами — все равно будешь просто стареющей красоткой, с признаками увядания не только внешности, но и всяких внутренних органов вроде мозга, сердца и души.

Лучшее из блогов: "Такие" мужчины"

Анастасия Ольшевская, автор романа "Главный редактор", фото, обо мне

Правила жизни«Творчество и материнство похожи: нельзя быть сопричастной к ним, тут нужна полная самоотдача»

Кто такой Джейсон Беркли?

Читать роман "Главный редактор"