Про босса, секретаршу и бритву Оккама

 

У нас с мужем есть одна игра. В «босса и секретаршу». Нет, не то, что вы подумали. Гораздо интереснее.

 

Первый раз мы сыграли в неё года три-четыре назад. В Риме, куда удалось вырваться на сутки, оставив детей на попечение моей сестры. У нас был забронирован номер в помпезном отеле в центре города. Красные ковровые дорожки, люстры как в Большом театре, всё золочено-роскошно-томное, аж сил нет. Ну вы поняли.

 

И вот мы, ошалевшие от свалившейся свободы (Сутки! Без детей! В Риме!), в обнимку и целуясь каждые тридцать секунд, подходим к ресепшн. И натыкаемся на странный взгляд итальянской сеньоры за стойкой. Она, конечно, вежливо улыбается, спрашивает наши паспорта и всё такое, но чувствуется — что-то не так. И мы не понимаем, чем вызван ее пристальный, если не сказать — цепкий и слегка презрительный, взгляд на нас. Особенно на меня.

 

И пока дама заполняет бумаги, я смотрю на отражение всей этой картины маслом в огромном зеркале напротив. И что я вижу? Солидного мужчину с легкой улыбкой на губах. А рядом с ним какая-то девица в короткой юбке, моложе его лет на десять-пятнадцать и попискивающая от восторга. На стойке лежат паспорта этой парочки, в которых ясно сказано, что у них разные фамилии. Странички с разделом «дети» у обоих пусты. А у девицы, к тому же, нет обручального кольца на пальце.

 

И до меня доходит смысл взгляда сеньоры за стойкой. И я начинаю хихикать. Потому что понимаю: она не поверит ни слову, если сказать ей, что мы женаты, безумно любим друг друга, что у нас пять детей и это вылазка вдвоем — первая за три года, и что я просто не меняла фамилию, вступая в брак, и что в наши паспорта дети не вписаны, потому что это можно сделать только в России, а мы живем в Чехии, и что обручального кольца у меня нет, потому что муж как раз отдал его ювелиру почистить… Короче, я прыскаю от смеха и понимаю, что это стало последней каплей: отношения с итальянкой, у которой на лбу написано, что она ревнительница традиций и семейного очага, безнадежно испорчены. И завтрак в номер через нее лучше не заказывать.

 

Потом мы с мужем еще долго потешались над этой ситуацией, но невольно стали обращать внимание: этот взгляд посторонних людей — билетёра в театре, официанта в ресторане, администратора в гостинице — сопровождает нас каждый раз, когда мы выбираемся куда-то вдвоем. Потому что последнее, что приходит людям в голову, глядя на нас, так это правильная версия событий.

 

Помните любимую поговорку доктора Хауса? Ну про то, что если слышишь стук копыт, то сперва думай о том, что это лошадь, и только потом, что это может быть зебра. Я с ним полностью согласна. Потому и смеялась тогда в римском отеле, потому и смеюсь в похожих ситуациях до сих пор: люди, как правило, помнят только первую часть пословицы, про лошадь. А зебре отказывают даже в вероятности её существования. Когда ты сам такая «зебра» — это очень забавное ощущение.

Ученья свет, бессмысленный и беспощадный

 

Объясните мне кто-нибудь, наконец: что за массовый психоз вокруг обучения происходит? Семинары, вебинары, коучинги, курсы, мастер-классы… Куда ни плюнь, в интернете каждый второй — сенсэй и гуру по какой-то теме. Откуда вас столько расплодилось, ребята?

 

Поймите меня правильно. Я — за просвещение, образование и рост IQ. Но блин, когда я вижу рекламу, в которой обещают за пять академических часов и пятьдесят евро научить как варить плов, танцевать сальсу, почистить карму, удачно выйти замуж или удачно развестись, меня оторопь берет. Сразу хочу записаться, чтобы просто посмотреть в глаза этим светочам знаний.

 

По счастью, в этих мышеловках и душегубках есть бесплатный кусочек сыра. Тыкаешь на ютьюб-ссылочку — и вуаля! Наслаждайся порцией откровений задарма. Потому как любой сэнсей знает (он у своего супервизора научился): за пять минут невозможно до блеска вычистить ни карму, ни кастрюлю из-под плова. Зато очаровать перспективой можно, и еще как.

 

Туда-сюда еще психологические тренинги, уроки музыки или рисования. Это еще могу понять. Но когда вижу обещания за одну ночь превратить пять золотых монет в горшок с золотом, перед глазами сразу проплывают портреты Кота Базилио, Остапа Бендера, Мавроди и Кашпировского. Ёлки-палки, уже двадцать пять лет прошло, а «Герблайф», оказывается, и ныне тут.

 

И вот какие два вопроса меня мучают:

1. Для того, чтобы преподавать, вроде, лицензия нужна, да?

2. А что там с книжками\учебниками у нас? Не модно? Лень читать? Не интерактивно? Высокоскоростной интернет развращает, да.

 

Весь этот пароксизм страсти «научился сам — научи другого», экстаз онлайн-обучения и коучинг-экзальтация в 90% случаев — дырка от бублика и фантик от конфетки. А если кто не согласен, ну что поделать… «Хопер-Инвест» вам в помощь. Учите матчасть. Ну или киньте в меня тапком. Кстати, могу за десять евро и десять минут дать мастер-класс по прицельному киданию тапок. Первый полет тапка — бесплатно.

Про алкоголь

 

Строго говоря, про алкоголь надо либо весело, либо правду. И поскольку меня вдруг проперло на правду, то как бы предупреждаю — дальше будет так горько, как если бы вы сразу на трех свадьбах и ящик водки в одно лицо.

 

Правда-матка заключается в том, что алкоголик — это не то существо, которое спит в мусорном бачке, потому что шел-шел домой с завода и не дошел. Главная опасность алкоголизма, как подметила не только я, но и еще два с половиной человека, в том, что ему подвержены как раз люди, про которых «никогда бы не подумал».

 

Они далеко не глупы, успешны, у них есть хорошие работы, деньги, квартиры и даже прочая лабуда вроде дополнительных девайсов в виде интересных увлечений и смыслов жизни. И они, с той или иной степенью искренности, смеются над слепаковской юмореской про «каждую пятницу я в говно». И они пьют. И пьют много.

 

Ни у кого язык не повернется назвать их алкоголиками. У них не трясутся руки, родители и супруги. Они водят автомобили, живут полнокровной жизнью, хорошо одеваются. Они постоянно что-то организовывают — не только по работе, но и по собственному стремлению: концерты, вечеринки, выставки, кубки, соревнования, чемпионаты. И все с ними постоянно хотят выпить. Потому что этот процесс давно стал чем-то само собой разумеющимся. За успех, за здоровье, за встречу. И они пьют. На корпоративах, на днях рождениях, в клубах, в гостях. Потому что если не пьешь, то значит, либо антибиотики, либо за рулем, либо беременный. Во всех остальных случаях — неприемлемо.

 

Это только в кино у всех постоянно в зубах по бокалу виски со льдом, а потом еще шампанское и пивко на закуску. И ничего, все трезвые, занимаются решением киношных сюжетов, согласно линии сценария. А в реальной жизни все как-то иначе. И чем дальше, тем больше наблюдаю ситуаций, когда человек выстраивает отношения с алкоголем по принципу «Так, стоп. Теперь у нас просушка. А потом продолжим». Ну то есть, конечно, все гораздо сложнее, но суть в этом.

 

Сначала все весело, мы посмеиваемся и иронизируем на эту тему. И аватарки смешные, и Гайдай с Леоновым на нашей стороне, и вообще — русские мы или зачем? Но потом становится грустно. Потому что в среднем где-то между тридцатью и сорока годами у большинства происходит резкий переход из залихватского «эге-гей, нам море по колено, гуляем!» в стадию «всё, кажется, я сливаю жизнь в унитаз, поэтому — завязываю пить совсем». Или что еще более грустно: такого перехода не происходит. Впрочем, оба варианта весьма печальны.

 

Как-то не принята у нас золотая середина в этом вопросе. По будням еще да. Но в выходные сам Босх велел. А в отпуске и подавно. А уж если тебе семнадцать-двадцать пять лет, то вообще не обсуждается. По моим наблюдениям, где-то как раз в периоде от двадцати пяти до тридцати лет наступает тот самый момент, когда теряется (или находится?..) грань, за которой гедонизм переходит в алкоголизм. И почти никто не замечает своей личной точки невозврата. Ну в смысле, той точки, после которой придется выбираться из «эгегея» в глухую завязку. Ибо печки, почень, вялость членов да еще, упаси боже, пара-тройка личностных армагеддонов (разводы, суициды и прочие дебоши в «Орленке»).

 

Так вот, к чему я веду. Думается, всех этих ужасов можно избежать, если вовремя поискать у себя внутри эту важную невозвратную алко-точку джи, при нажатии на которую здоровому человеку — не алкоголику — не должно быть больно нигде. Ни в печени, ни в сердце, ни в мыслях, ни в душе.

Женский род

 

В чешском языке все профессии склоняются в зависимости от пола. Скажем, «писатель» — это «списовател», а «писательница» — «списователка». Но то в чешском…

 

Теоретически я за равноправие между полами. А практически, выходит, что нет.

 

Вы когда-нибудь встречали объявление «предлагаю услуги грузчицы» или «требуется водительница-дальнобойщица»? Вот, и я тоже. И, по-моему, это хорошо.

 

Ну нет и никогда не было кутюрьерши Шанель, космонавтки Терешковой, кулинарши Молоховец и учёной Складовской-Кюри. Потому что есть профессии, которые нельзя просклонять по всем правилам языка — они тогда приобретают вульгарный привкус. Впечатление остаётся уже не от «Шанели», а от «кутюрьерши».

 

Когда речь заходит о «писательнице детективов-бестселлеров», кто сразу приходит на ум? Вряд Агата Кристи. Я уж не говорю про «писательниц любовных романов»: в последнюю очередь думается про Джейн Остин, Шарлотту Бронте и Маргарет Митчелл. А всё почему? Потому что они писатели, а не писательницы.

 

И чтобы стать писателем, кутюрье, космонавтом, учёным пахать нужно как лошадь. Ну, или как конь — тут уж действительно от пола зависит.

 

Так что, я не за равноправие, а за равновозможности.

Ты мудр?

 

Порой слышу фразы типа «Теперь я стала мудрее и больше не доверяю мужчинам». Или «Я помудрел и больше не сплю, с кем попало». Или «Я начал относиться ко всему проще, видимо, это и есть мудрость». Так вот, это не мудрость. В первом случае — это самообман, во втором — попытка образумиться, в третьем — установка на эмоциональное отупение. Это всё не имеет ничего общего с мудростью.

 

А знаете, что такое мудрость? Сейчас я парочку философских телег задвину. Кому хочется — поехали кататься на этих телегах вместе.

 

Мудрость — это сформировавшееся, проросшее вглубь личности состояние приятия собственного бессилия что-либо изменить. Перевожу на русский:

 

- это НЕ фатализм (всё предрешено, на всё воля Божья, что я могу тут поделать и т.д.);

- это НЕ внутренняя истерика из-за собственной немощности (часто случается и обязательно сопровождает процесс постижения многих истин, но далеко не всегда предшествует мудрости);

- это состояние понимания, что мир таков, каков он есть, и твои попытки изменить его обязаны быть, но с заранее закладываемой вероятностью на то, что они не увенчаются успехом.

 

В конечно итоге, мудрость — это спокойное преобразование действительности, соотносящееся с собственными возможностями и изначальным приятием того факта, что конечным результатом может стать отметка «ноль», но это не причина для переживаний. Причем, что важно, яркие эмоции в этом состоянии не только не проявляются, они в принципе не зарождаются.

 

Постижение мудрости, как ни крути, все-таки идет через интеллект. Понимать природу вещей или просто принимать её как данность — два совершенно разных пути. Безусловное приятие, не подкрепленное ничем, на выходе дает персонажи типа горьковского Луки. Успокоение — не есть мудрость. А очень часто мудрость ассоциируют именно с каким-нибудь философом, написавшим до черта трактатов, или старушкой-божьим одуванчиком с прозрачными глазёнками, вещающей, что «всё, милок, хорошо будет, ты, главное, близко к сердцу не принимай». По-моему, это всё полная фигня.

 

Только через вдумчивое понимание причин приходит осознание того, что ты можешь изменить, а что — нет. Только через понимание многоступенчатости, многоуровневости и нереальной сложности всех процессов приходит осознание, что ты — не всесилен, и это нормально. Только так приходит прозрачное, кристальное, почти осязаемое состояние отсутствие эмоциональной подоплеки. Для тебя перестают существовать такие эмоции как настоящая обида, ревность, злость (на себя, на других, на весь мир).

 

Ты де-факто понимаешь, что, скорее всего, в этом мире ничего не изменится. В том числе, не изменится и твое стремление что-то менять и созидать. И ты, со всем своим пониманием сути вещей и собственного бессилия, постепенно начинаешь обретать удивительное спокойствие. Не хладнокровие спартанца, не зашоренность бабушки-одуванчика, не педагогическое стремление рассказать этому миру, что в нём не так, а именно внутреннее ощущение тотального, просто вселенского спокойного приятия бессмысленности попыток что-либо изменить при полном понимании, что реорганизовывать пространство вокруг себя ты всё равно будешь.

 

Древние говорили: «Юпитер, ты сердишься — значит, ты не прав». Этот постулат можно расширить. Мудрость начинается с безбрежного спокойствия чувств и мыслей.

Возвышенные люди

 

Вообще, я не из трусливых. Я не боюсь тараканов, старости, инопланетян и геополитической нестабильности. Но есть кое-что, чего боюсь. Это категория граждан, которых я называю «возвышенные люди».

 

Они, знаете, такие возвышенные-возвышенные. Они выше всего и вся. Они взирают на меня сверху вниз и говорят об Очень Высоких Материях. Очень высоким голосом. А я обычно смотрю на них, и, честное пионерское, не знаю, как ответить, чтобы, во-первых, не матом, а во-вторых, чтобы докричаться до их метафизического сознания.

 

Я не умею с ними общаться. Как только встречаю возвышенного человека — всё, приплыли. Моё лицо принимает выражение крайней степени дебилизма с глупейшей из всех улыбок, имеющихся в арсенале. А весь остальной организм начинает усиленный закос под дауна, тяжко пьющего после удачно проведенной лоботомии. Иных способов избежать общения с возвышенными людьми я не знаю. Ибо они всегда много говорят, но если попробовать вступить в дискуссию, то мне кранты. Поэтому я молчу.

 

Они часами вдохновенно и складно рассуждают об отношениях, религии и проблемах генной инженерии. А я постоянно, ну просто вот каждый раз наблюдая за кем-то шибко уж духовно развитым, мысленно задаю ему вопрос: «А когда ты, мил человек, последний раз стиральный порошок покупал, ну, или хотя бы сексом занимался?»

 

Наверняка у вас тоже время от времени встречаются люди, про которых ну никак нельзя подумать, что они из плоти и крови. Смотришь на них и понимаешь, что у них не бывает ни похмелий, ни менструаций, ни эрекций, и даже радио немедленно ломается, если вдруг вместо Бетховена там с какого-то перепуга запоет Дима Билан.

 

Они всё знают об этом мире, и поэтому они вне него. Они выше. Они так высоко витают в своих облаках, что ты понимаешь: пусть там и тусуются. И даже подумать страшно, что будет с таким вот возвышенным человеком, если ему крылья солнышком-то подпалит, и он грохнется оземь. Не «обмякнет и упадет», не «низвергнется вниз», а по-настоящему, как есть — грохнется. Это же ведь насмерть, наверное.

 

Поэтому жалко их, бедолаг. Но только до тех пор, пока они где-то далеко. Потому что как только опять встречаешь возвышенного человека, и он начинает вещать с высоты своего полета о смыслах жизни, я начинаю бояться за свое психическое здоровье и быстренько прикидываюсь низменной пылинкой, на которую лучше не тратить драгоценное время высоких возможностей.

 

И боюсь я возвышенных людей только по одной причине. Говорят они по жизни, может, умно, красиво и логично, и их образ мышления и поступки, может, преследуют самые благие намерения, но… смеются эти люди неискренне и не над тем. Да и слезы льют не про то. И когда это видишь — а это видно всегда очень хорошо, — то не веришь ни единому слову. А я опасаюсь людей, которым ни в чем нельзя верить.

Спорт и я

 

В четверг сборные России и Чехии играли в хоккей. Меня большой спорт волнует примерно так же, как эскимосов — экономическое развитие Мозамбика.

С маленьким спортом дела обстоят получше. Понятно же, что надо держать себя в тонусе и регулярно устраивать мышцам разминку. И поскольку я дьявольски умна, то нашла идеальный вид спорта — массаж. После пяти лет упорных тренировок мне нет равных по лежанию на массажном столе. Иду на золотую медаль.

Так вот. В минувший четверг я как обычно собралась на массаж, а чехи собрались победить русских в хоккее. Слава богу, забрала детей из детсада и школьной продленки до того, как наши распечатали ворота противника.

Когда счет был «0:1», мы под радиотрансляцию и в окружении зловеще молчащих чехов ехали домой в автобусе.

Дома быстро накормила всех ужином и стартовала на массаж под зычное скандирование моих мужиков «Ур-ра! Ноль-два!» А когда добралась до места назначения, российские хоккеисты успели подложить мне конкретную свинью — счет был уже «0:3».

И вот я стою на пороге и напряженно-виновато улыбаюсь своему массажисту (он, разумеется, чех и, конечно, здоровенный, как дефицит бюджета Мозамбика). Все мое существо, включая босоножки и наушники, дает понять ему, что я тут ни при чем. А он смотрит на меня, словно я — тренер российской сборной. Ну или чешской. Не важно.

 

— Сильно расстроились? — робко интересуюсь я, все еще не рискуя разуться и тем более раздеться. — Я и не знала, что вы любите хоккей.

— Не люблю, — мрачно отвечает он. — Вот за футбол — да, болею. Особенно когда Чемпионат мира.

И тут я сделала поистине мудрую вещь: не сказала, что родилась в Самаре, где и будет проходить следующий Чемпионат. Планирую совершить еще один мудрый поступок: на всю серию плей-офф’2018 взять паузу с массажем. Надо иногда и отдыхать от спорта.

Лучшее из блогов: Мифы про умных женщин

Лучшее из блогов: "Такие" мужчины"

  • Иконка Facebook
  • Vkontakte Social Icon